Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

На пути к Гааге: о чем Киев и Тегеран будут говорить на переговорах по сбитому самолету

19 октября 2020, 05:51 0
Поделиться

Если не помешает пандемия коронавируса, то 19–20 октября в Тегеране состоятся украино-иранские переговоры, посвященные сбитому самолету рейса PS752 авиакомпании МАУ.

Судя по всему, и на этом раунде иранцы будут действовать в характерном для них стиле — затягивать переговоры, чтобы потом переиграть ситуацию в свою пользу. Однако конечный результат, возможно, окажется не таким, как рассчитывали в Исламской республике: чтобы добиться справедливости в наказании виновных трагедии рейса PS752, а родственники жертв получили достойную компенсацию, Украина может обратиться в Международный суд ООН с иском против Ирана.

Напомним, что Boeing-737 был сбит 8 января нынешнего года практически сразу после взлета. На борту находились 176 пассажиров и членов экипажа. Все они погибли. Среди жертв — 11 украинцев. Через несколько дней после трагедии власти Ирана признали, что самолет был сбит ракетой, выпущенной подразделением ПВО Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Позже выяснилось, что иранцы выстрелили по Boeing-737 из комплекса российского производства ЗРК «Тор-М1» не одной, а двумя ракетами.

На первом раунде украино-иранских переговоров, состоявшихся 30 июля, была достигнута договоренность о создании трех рабочих групп — «уголовной» (эксперты обсуждают ход уголовного расследования), «авиационной» (специалисты изучают, как иранские власти соблюдали правила безопасности полетов) и «военной» (участники анализируют работу системы ПВО). Иранцы также хотели создать еще и четвертую группу — «бухгалтерскую» — для подсчета компенсации, однако украинцы не согласились с этим предложением.

На нынешнем этапе переговоров иранцы в рамках рабочих групп должны ответить на три десятка вопросов, подготовленных ранее украинской стороной. В том числе и в отношении сотрудничества между гражданскими и военными секторами Ирана по организации полетов. Но как показал первый раунд переговоров и переписка между внешнеполитическими ведомствами и прокуратурами двух стран, иранцы не собираются отвечать на неудобные для них вопросы.

В комментарии ZN.UA замгенпрокурора Гюндуз Мамедов, возглавляющий группу прокуроров ОПУ и следователей СБУ на переговорах в Тегеране, сказал, что за все время следствия иранской стороне было направлено пять запросов о международной правовой помощи. Однако Украина не получила конкретных ответов ни на один вопрос, а «на январский запрос, касающийся предоставления информации по шести подозреваемым в Иране лицам в том, что они сбили украинский самолет, вообще полная тишина».

Посол Ирана в Украине Манучехр Моради в интервью «Укринформу» утверждает, что ряд вопросов, которые задает украинская сторона, относятся к военной тайне, и поэтому ответов на них они дать не могут.

Но иранцы также начинают отказываться от сделанных ранее заявлений. Например, в начале года Тегеран официально заявлял: самолет был сбит ПВО КСИР. Теперь на переговорах иранцы утверждают — это сделало подразделение ВС Ирана. Кроме того, из шести человек, задержанных иранскими властями в рамках расследования катастрофы украинского самолета, трое были выпущены под залог. И это в стране, где 27-летнего спортсмена Навида Афкари казнили лишь за участие в антиправительственной демонстрации!

Сегодня Киев пытается понять: запуск ракет — это следствие «человеческого фактора» или системной ошибки иранских властей в организации полетов, умышленного решения Тегерана или внешнего вмешательства третьей стороны в систему управления ЗРК «Тор-М1»? Ответы иранцев пока не могут удовлетворить украинскую сторону. Слова и действия иранцев дают Киеву основания сомневаться в объективности расследования катастрофы и подозревать, что Тегеран делает все, чтобы высокопоставленные особы избежали наказания.

Хотя один из запланированных к обсуждению в Тегеране вопросов — компенсация украинской авиакомпании, в иранской столице не будут говорить о суммах выплат родственникам жертв трагедии. На данном этапе украинскую делегацию интересует ход технического и уголовного расследования, а также, что сделала иранская сторона для установления конкретных виновников трагедии и привлечения их к ответственности. Лишь после этого Киев, представляющий интересы членов Международной группы по координации помощи жертвам рейса PS752 (куда, помимо Украины, также входят Канада, Великобритания, Афганистан и Швеция), готов вести с Тегераном разговор о деньгах.

Одновременно Украина пытается добиться от Исламской республики, чтобы та приняла полную международно-правовую ответственность за катастрофу украинского самолета. Это необходимо, поскольку данный факт может увеличить сумму выплат родственникам жертв катастрофы иранской стороной. Однако Тегеран отказывается фиксировать в документах свою вину в трагедии, лишь на словах признавая ее. При этом как на переговорах, так и публично Иран обвиняет Украину в непоследовательности и отсутствии «объективности».

Манучехр Моради напомнил, что наша страна так и не приняла на себя международно-правовую ответственность за катастрофу Ту-154 авиакомпании «Сибирь» в 2001 году, когда самолет был сбит ракетой украинских ПВО. А касаясь темы ответственности военных, вспомнил о том, что США наградили и командира американского военного корабля, сбившего в 1988 году над Персидским заливом самолет A300 авиакомпании Iran Air, и других членов экипажа.

Одновременно Тегеран стремится побыстрее закрыть вопрос о выплате компенсации родственникам жертв катастрофы. Аргументы, используемые иранцами, сводятся к следующему: в интересах родственников погибших получить деньги не спустя несколько лет, а как можно скорее. В начале года Иран предлагал 80 тыс. долл. за погибшего. Тогда Владимир Зеленский заявил, что Украина будет требовать компенсации в бОльшем размере.

Напомним, что позиция Киева заключается в том, что о сумме компенсации можно говорить после того, как будут установлены детали трагедии. (При этом свою позицию по предложениям Ирана о компенсации родственникам жертв трагедии наша страна собирается согласовывать с членами коалиции.) В Киеве предпочитают пока не говорить о каких-то конкретных суммах. Но мировая практика показывает, что в подобных случаях родственники жертв катастроф получают от 100 тыс. долл. до 1 млн.

Юристы-международники, с которыми консультировалось ZN.UA, также отмечают: хотя родственники жертв и могут в индивидуальном порядке обращаться в суд с иском к государству — виновнику трагедии о выплате компенсации, им все же лучше дождаться межправительственного соглашения. По словам наших собеседников, мировой опыт показывает, что хотя процесс может затянуться по времени, но семьи получают значительно бОльшую сумму, чем при решении вопроса о выплате компенсации в индивидуальном порядке.

Но в ситуации, когда у Тегерана отсутствует политическая воля вести разговор о наказании ответственных за катастрофу самолета, у Киева остается, пожалуй, единственный способ добиться от Исламской республики справедливости и достойной компенсации — обращение в Международный суд ООН. В свое время по этому пути пошел и сам Тегеран в истории с катастрофой иранского самолета в 1988 году, обратившись с иском против США в Международный суд ООН с требованием компенсации.

Впрочем, в 1996 году Тегеран и Вашингтон подписали мировое соглашение. В соответствии с ним Соединенные Штаты должны были выплатить компенсацию в размере 131,8 млн долл., включая 61,8 млн наследникам 248 погибших, из расчета 300 тыс. за каждую трудоспособную жертву и 150 тыс. — за каждого иждивенца. (В 1989 году США предлагали Исламской республике выплатить 250 тыс. семьям работавших погибших и 100 тыс. семьям иждивенцев.)

Вариант с судом Тегерану не нравится. Он предпочитает решить проблему в досудебном порядке. Однако для этого Исламской республике необходимо сделать реальные шаги в установлении справедливости.

Владимир Кравченко

Источник:  Зеркало недели
 
Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях